• Главная • Рассказы об Австралии • Другие города • По русскому Северу • Унежма • Малошуйский музей народного быта • Люди и судьбы • Разное •


~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ МАЛОШУЙСКИЙ МУЗЕЙ НАРОДНОГО БЫТА ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

.

/

.

Как всё начиналось

 

2006      2007-2008      2009-2010

Летом 2007 года мы собирали предметы народного быта уже целенаправленно, обходя пустующие дома, разгребая кучи мусора на чердаках и сараях и выискивая в них драгоценные "жемчужины". Мысль о небольшом музее тогда уже витала в воздухе. Большую помощь в этой грязной (в буквальном смысле слова) работе оказали мальчишки-подростки из поселка Унежма на железной дороге, приезжавшие в деревню с родителями на морошку и рыбалку. Увлеченные поиском, они с азартом лазали по темным подвалам и дальним углам чердаков, куда я не полезла бы никогда в жизни, и, вылезая в пыли и паутине, гордо хвастались добычей, которая была иногда целым сокровищем. Именно из этих подпольных глубин были извлечены берестяные корзины-коробки, сшитые из цельного куска бересты, которых давно уже не осталось на видных легкодоступных местах.

2007 г.

  .  
  .  
  .  
  .  
     

 .

В том же году мы развлекались тем, что фотографировали предметы "в работе", там, где они когда-то применялись, по очереди одевая для большего "антуража" мое единственное платье, сшитое еще в студенческие времена не то чтобы в народном стиле, а, скорее, по мотивам русских народных сказок. Платье было с длинными, почти до пола, рукавами – помните, как в какой-то сказке царевна на княжеском пиру складывала в рукав гусиные косточки со стола, а потом, махнув рукавом, выпускала в небо стаю белых лебедей... В процессе съемок нам стало в полной мере понятно значение поговорок "работать спустя рукава" и "закатав рукава", а также то, что реально носить такие платья могли только настоящие царевны, которым вовсе не нужно было работать...

.

.    
  .  
     
  .  
     
  .  
  .  

.

В наших руках была уже не просто кучка предметов, а целая коллекция. Она по-прежнему хранилась в одном из обитаемых летом домов бывшем колхозном магазине, переехав, правда, из сарая с протекающей крышей в небольшую, но более надежную кладовку, на двери которой мы повесили табличку, объясняющую, что здесь находится, с просьбой ничего не ломать и не жечь. Мне хотелось тогда, чтобы коллекция оставалась в Унежме, там, где была собрана, в надежде, что когда-нибудь появится возможность достойно ее разместить не сваленной в кучу в тесной кладовке, а красиво расставленной в просторном помещении, под присмотром, так, чтобы ее могли видеть приходящие в деревню люди дачники, жители соседних сел, туристы... Хотя надежды на это в те годы практически не было.

Сезон 2008 года добавил лишь немного новых экспонатов, но очень много рутинной работы по их обмеру, фотофиксации, описанию, и т.д. и т.п., т.е. попыткой самой примитивной систематизации и составления дальнего подобия музейного каталога. Большую помощь в фотофиксации оказал Сергей Коровин турист из Москвы, приехавший в Унежму с профессиональным фотоаппаратом. Работа эта была трудоемкой, потому что каждый предмет нужно было вынести из кладовки на свет, очистить от грязи и пыли, разместить на достойном фоне, а потом занести обратно, и все это под надоедливый комариный гуд.

 

2008 г.

  .  
  .  
  ..  
  .  
  .  
  .  
  .  
     

 

Приезжая в Унежму и проводя "инвентаризацию", каждый раз я недосчитывалась чего-то. В 2007-м пропала порочка деревянное долбленое ведерко для воды, причем именно то из трех найденных, которое было обмотано берестой. Весной 2008 г., несмотря на повешенную на дверях табличку, я нашла у печки остатки плетеного берестяного кошеля. Пострадал берестяной туесок (кто-то ободрал бересту, оставив лишь деревянное донышко), исчез редкий утюг "с трубой" единственный в нашей коллекции, и несколько других вещей. Береста, как легкое средство растопки, погибала первой. 

.

 

Баллада о сожженном туесе

.

(лирическое отступление)

.

Весной 2008 года, разбирая предметы моей коллекции, оставленные на хранение в кладовке бывшего магазина, я вдруг наткнулась на круглую дощечку с обрывками бересты по краям и не сразу поняла, что же это такое. Это были остатки берестяного туеса, на тот момент единственного, найденного в деревне. Кто-то ободрал бересту, а деревянное донышко вежливо положил обратно. Регулярными постояльцами этого дома являются, в основном, жители соседних поселков – Унежмы, Нюхчи и Малошуйки, бывалые рыбаки и охотники, которые могут развести в лесу костер с одной спички в любую погоду, а уж разжечь огонь в печи для них не проблема даже при самых сырых дровах. Несмотря на это, кому-то из них все-таки понадобилась наша «коллекционная» береста…

Личности «преступников» обнаружились чуть позже. Двое молодых ребят из Малошуйки, приехавшие в деревню в начале лета, рассказали о том, как, пытаясь доехать до Унежмы предыдущей зимой, провалились в полынью, промокли насквозь и еле-еле добрались до места. Деревня, естественно, оказалась пустой – зимой там никто не живет. Взломав замок магазина, они затопили печку, чтобы согреться и высушить одежду. Именно на эту экстренную растопку и пошел наш туесок, тем самым, возможно, послужив спасению человеческой жизни.

В связи с этим случаем приходит на ум такая ассоциация. Недавно, разговаривая с подругой о блокаде Ленинграда, где от голода умер мой дед, как пример силы духа я привела запомнившийся откуда-то случай. Работник научно-исследовательского института, занимавшийся выведением урожайных зерновых культур, спас в годы блокады ценную коллекцию зерна, не дав смолоть ее на муку. Моя подруга сказала тогда, что считает этот поступок не подвигом, а преступлением – ведь та зерновая коллекция, перемолотая ну муку, могла сохранить жизнь хотя бы одному человеку.

Вопросы о сожженном туесе и спасенной зерновой коллекции оставляю открытыми, потому что не знаю на них ответа.

.

 

Вопрос о надежном хранении коллекции и достойном ее размещении вставал всё острее, оставлять ее и дальше в Унежме казалось невозможным. Да и кто увидит ее в маленькой тесной кладовке? Ведь чтобы рассмотреть какую-нибудь вещь, нужно сначала извлечь ее из общей кучи, с риском переломать остальные... Вот тогда и возникла мысль о музее в каком-нибудь обитаемом селе, неподалеку, чтобы сохранить историческую связь предметов народного быта со своей родиной. Больше всего подходила Малошуйка – село примерно того же возраста, что и Унежма, с теми же историческими и культурными поморскими традициями, с тем же жизненным укладом. В 2008 году глава Малошуйского муниципального объединения Александр Владимирович Баранов одобрил идею и направил меня к Галине Михайловне Мошниковой, библиотекарю деревни Абрамовской. Галина Михайловна сразу же поддержала – мысль о подобном музее давно уже приходила и ей самой. Малошуйская администрация выделила свободную комнату в здании школы в Верхней деревне (в настоящее время школа переведена в пос. Малошуйка, а в бывш. школьном здании расположились клуб и библиотека). Так начался музей.

.

Продолжение (2009-2010 гг.)

.

МУЗЕЙ (ГЛАВНАЯ):
Музей сегодня
Концепция музея
Проект оформления
Наша коллекция
Как всё начиналось
Музеи с родственной тематикой

 

.


Главная       Малошуйский музей